Фентези

Мифические существа. Гоблины и орки.




Как они вышли из Холмов

На том самом месте, где Дан изображал Пака, дети увидели маленького, коричневого, широкоплечего человечка с торчащими ушами, курносым носом, косыми голубыми глазами и смеющимся лицом. Он заслонил лицо от солнца, как будто наблюдал за Основой и другими героями Шекспира, и низким голосом (именно таким голосом три коровы просят, чтобы их подоили), начал:
Что здесь за сброд мужланов расшумелся
Так близко от царицы? Ба, тут пьеса!
Р. Киплинг, «Сказки старой Англии»

С давних-предавних времен, еще до переселения саксов в Британию, германские племена центральной Европы нет-нет да и встречали загадочных существ, заведомо не принадлежавших к человеческому роду.
Отличить их от всяческой другой живности можно было по серо-бурой коже, удлиненным остроконечным ушам и мелким черным глазкам; ростом они были тогда не выше, чем в половину человека; по разным источникам, от 30 до 80-90 см.
Warhammer: Mark of Chaos: так выглядит гоблин «в упор».

В отличие от карлика, у гоблина нет бороды, а есть только маленькие бакенбарды, в крайнем случае — крохотная «козлиная» бородка, да и волосы у него не белые, а черные и курчавые. Сложены гоблины иначе, чем карлики и гномы: при коротком туловище у них длинные руки и ноги, ходят они пригнувшись и слегка вразвалочку. Насчет носов авторы расходятся: кое-кто описывает здоровенные — не хуже, чем у карлика или даже тролля, но чаще встречаются скромные курносые рыльца.
Одевались гоблины в те времена весьма скудно: чаще всего им хватало одних штанов, а верхнюю часть тела они оставляли неодетой (по некоторым данным — предпочитали разрисовывать краской). Цвет кожи гоблинов отлично подходит для маскировки в грязи, на палой листве, на фоне хвороста или древесного ствола. И штаны у них обычно той же окраски.


Где найти гоблина

Гоблины-одиночки селились обычно неподалеку от людей и часто брали на себя роль своего рода «паразитов»: обживали, допустим, амбар, подворовывали зерно, доили хозяйских коров и так далее. Впрочем, если гоблинов не ущемляли, а честно предлагали их долю — могли и помочь человеку, к примеру — вылечить больную корову или залатать прохудившуюся крышу. А также предупредить заблаговременно об опасности — скажем, набеге соседей или наводнении.
Были и другие, которые жили в лесных норах; эти порой были не прочь поохотиться на человека. Конечно, не в открытую, а по-подлому, как охотится и сам человек: с помощью силков, капканов, ловчих ям. Или — запутав человека криками и болотными огнями, чтобы он увяз в трясине, откуда его потом можно будет безбоязненно выковырять и съесть.
По всей видимости, гоблины эти во многом напоминали наших домовых и леших. Не исключено, что были с ними в родстве...
Впрочем, те, о ком мы сейчас говорили, — изгнанники и отщепенцы гоблинского рода. У них было «где-то под Холмами» (то есть в стране волшебных существ) собственное королевство. Монарха этой страны чаще всего звали Гоб (Ghob). «Королевские» гоблины вели совсем другую жизнь, обитали в собственных домах и порой вели войны — чаще всего в союзе с троллями против короля эльфов, иногда — против гномов или карликов, изредка воевали и с людьми. Впрочем, многие отмечали, что гоблины не столько воинственны, сколько мстительны; обид они никогда не прощали и платили за них сторицей.
Область распространения этого народа, по-видимому, такова: Британские острова, Дания, Германия, Нидерланды, юг Скандинавского полуострова, Альпы, Бургундия и северо-запад Франции (где их еще называли лютенами).


Гоблины в быту

Изо всех ремесел гоблины были сильнее всего в варке разнообразных зелий и напитков. По некоторым данным, они (а вовсе не король Гамбринус) изобрели эль, пиво, мед и чуть ли не виски...
Поесть и выпить они всегда любили; из продуктов предпочитали грибы, козье и лошадиное мясо и молоко (коз они разводят, а лошадей — крадут); в суровых северных условиях научились изготовлять что-то вроде пряностей. Но, как уже говорилось, некоторые не прочь отведать человека, а также эльфа или другое разумное двуногое. Если вы попадете на стол к гоблину, то можете твердо рассчитывать на то, что вас приготовят по всем правилам кулинарной науки.
В отличие от многих обитателей Холмов, гоблины даже в те времена совершенно ничего не имели против железа — правда, делали его не слишком качественным. Посуду предпочитали не глиняную и не деревянную, а оловянную, как добропорядочные бритты.
А вот золото гоблины не обрабатывали, зато отлично умели его находить. Как правило, отыскав клад (или прорыв подкоп к чьей-нибудь кубышке), они не пользовались добытым, а перепрятывали на черный день. Украшения, впрочем, иногда носили.
World of Warcraft: гоблины за работой
.

Мечи и магия

Обычное вооружение гоблина тех времен — копье и дротик, иногда — лук или дубина, изредка — длинный рубящий меч, наподобие галльского, но слегка изогнутый. Нередко дротики и стрелы смазывали ядом, правда, не слишком сильным. Жестоко ошибался, однако, тот, кто считал малый рост гоблина признаком хилости; ему вполне хватало силы и на кузнечный молот, и на рукопашный бой, а многие описывали «железную хватку» или «могучий удар» гоблина. Так что человеку они в этом отношении вряд ли особо уступали.
Имелись среди гоблинов и маги — обычно чарами занимались у них женщины, и мало кто лучше них разбирался в волшебных зельях.
Вообще надо отметить, что гоблины — весьма и весьма волшебный народец; с магией они связаны не менее тесно, чем эльфы. Правда, изрядная часть их сверхъестественных талантов весьма непрактична, вроде умения сквашивать смехом пиво и молоко, одним движением заплетать конский хвост в сорок семь косичек (в сорок шесть — никак невозможно) или удлинять язык так, чтобы, не сгибаясь, облизывать собственные пятки.
Но есть и более ценные в быту способности; так, например, подпрыгнув (или хихикнув), гоблин может заставить фрукты либо орехи осыпаться с ветвей. Жить собирательством этот фокус очень даже помогает! От преследователя многие гоблины умеют спасаться, заставив свои ноги оставлять следы копыт, причем ведущие в обратную сторону; маскировочные чары заставляют их сливаться с землей, хотя, между нами говоря, при их окраске это и так нетрудно. А еще гоблины всегда в курсе всех дел: они знают способ общаться с привидениями, духами и даже просто мертвыми телами.
Ну а по боевой части, кроме зелий, гоблины порой могут «порадовать» огненными заклятиями. Не такими, как любимый народом огненный шар, а поджиганием травы под ногами или даже одежды на противнике. Есть сведения, что гоблины способны приручить саламандру или какое-то родственное ей существо, верней всего — элементаля.
Как пришли орки

Мы — Орки в первом поколенье,
Мы — Авари; и наше пенье
Еще звучит без озлобленья
Через листву.
И мы пойдем считать ступени,
И добредем до некой Тени,
И забредем в нее, и сменим
Свою судьбу.
А. Несис

В начале XХ века гоблины почти забыты; память о них оживляет Редьярд Киплинг. Его знаменитые «Сказки старой Англии» (они же «Пак с Волшебных холмов») вновь показывают нам шекспировского Пака и говорят еще кое-что о его народце. Но — немного.
А еще через 30 лет, в 1937-м, выходит в свет «Хоббит, или туда и обратно» Дж. Р. Р. Толкина. Вот где гоблины развернулись во всей красе. Буйные, злобные и ненавидящие все живое, как гоблины XVII века, сгорбленные, словно гоблины VII столетия, они заняли в этой истории весьма существенное место.
Тем печальнее, что о внешности гоблинов из этого рассказа мы узнали совсем немного. Ходят они пригнувшись, это факт. Ступни очень большие — это не раз отмечалось. Бильбо пишет, что они были «огромные-преогромные», но это для него, хоббита, — а дальнейшие тексты это вроде как не совсем подтверждают.
Зато о нравах и обычаях этого народа мы узнали больше...
Гоблины, надо сказать, жестокие, злобные и скверные существа. Они не умеют делать красивых вещей, но зато отлично делают все злодейское. Они не хуже гномов, исключая наиболее искусных, умеют рыть туннели и разрабатывать рудники, когда захотят, но сами они всегда грязные и неопрятные. Молоты, топоры, мечи, кинжалы, мотыги, клещи и орудия пытки — все это они прекрасно делают сами или заставляют делать других. Другие — это пленники, рабы, которые работают на них, пока не умрут от недостатка воздуха и света. Не исключено, что именно гоблины изобрели некоторые машины, которые доставляют неприятности человечеству, особенно те, которые предназначаются для уничтожения большого числа людей за один раз. Механизмы, моторы и взрывы всегда занимали и восхищали гоблинов.

С той же поры мы твердо знаем, что гоблины в союзе с волками и не прочь порой на своих союзниках покататься — именно так они явились на Битву Пяти Воинств. Волки, впрочем, не совсем обычные: это варги, или ворги, существа разумные, злокозненные и не слишком-то верные. Если военная удача на их стороне — варги пообедают побежденными, а если нет — своими всадниками...
Любимое вооружение орков: кривой меч, щит, лук (или дротики). Иногда в ход идут дубины либо копья.
Гоблины сразу же приковали к себе внимание человечества; скоро об их нравах и обычаях начнут писать (а также рисовать, снимать фильмы и так далее) все, кому не лень.

Гоблины сбрасывают маски

На первых же страницах «Властелина колец», увидевшего свет в 1954 году, мир с удивлением прочел, что негодяи, подкараулившие отряд Торина в Туманных горах и впоследствии напавшие на гномов, эльфов и людей у Долгого озера, — вовсе не гоблины, а орки.
Нет, это не переименование; слово «гоблин» во «Властелине» присутствует. И обозначает оно «орков и их родню». Оркоидов, как сказали бы составители монстрятников. «Родня» у орков получается, похоже, в силу скрещивания (и, насколько мы можем судить, едва ли добровольного). Так, например, полуорки Сарумана — Углюк и компания — это гоблины, но не орки. Однако об этом — чуть ниже.
Итак, позвольте вам представить: орки. Рост: примерно футов пять-пять с половиной, с невысокого человека, но ходят они сгорбившись, а потому кажутся ниже. Плечи немного шире человеческих. Руки по длине почти не уступают ногам. Цвет кожи: чаще всего коричневый, иногда землисто-желтый, изредка серый. Часть орков густо покрыта курчавой шерстью, так что цвет их кожи вообще не разглядеть. Большие ступни и ладони. Глаза раскосые, носы сплющены.
Диета орков очень проста: мясо. Можно звериное, можно человечье, а то и собственных соплеменников.
Орки весьма многочисленны — при том, что гибнут на полях сражений тысячами, да и во внутренних раздорах жертв немало. Это потому, что они быстро размножаются — дети у них рождаются часто и помногу.
В темноте они видят отлично, а вот на ярком свету в лучшем случае подслеповаты, а то и страдают от него, как от жгучего холода или изнурительной жары. Это касается чистокровных орков, сарумановы гоблины данного недостатка лишены и равно хорошо видят днем и ночью. Слух у них более-менее обычный, а часть орков (те, что помельче) могут неплохо пользоваться нюхом.
Полуорк Сарумана на игровой карте.



Тайны происхождения

В происхождении орков есть две основные версии. По первой, в орков были перекроена часть эльфов — тех, что не пожелали идти на Запад за Светом Амана. Они назывались «авари», то есть «не пожелавшие». Они-то, поддавшись влиянию Моргота, были им перерождены.
Другая версия — ее озвучивает Древобород — относится к эльфам более уважительно. Дескать, орки — это подделка под эльфов, подражание им и противовес в войне. А тролли — такая же подделка под энтов. Правда, не совсем понятно, что могло послужить материалом для таких подделок, если не сами эльфы и энты: ведь дать своим созданиям «с нуля» какую ни на есть самостоятельность Моргот едва ли мог. По крайней мере, почти равный ему Ауле не смог сам оживить гномов — потребовалась помощь Эру Единого.
А если поговорить о происхождении слова «орк», то тут версий еще больше. Среди возможных «источников» значатся:
- римский бог (впоследствии демон) Orcus. Он, между прочим, - фигурирует и в D&D как инфернальный покровитель некромантии. В староанглийском это имя трансформировалось в orc — демон;
- огр-людоед — его порой в сказках, словно забывшись, именуют орком;
- жители Оркнейских островов, по ряду легенд — злобные и неуживчивые;
- кит-убийца, именуемый по-латыни Orca;
- персонаж Уильяма Блейка — странное существо по имени Орк, впрочем, вполне положительный;
- самая обыкновенная свинья (по-гэльски — орк, сравните с английским pork — свинина)...
Какой из этих вариантов правильный? Сам Толкин рекомендовал, если уж верить в один из них, то выбирать вариант староанглийского демона. Но вообще-то он этого не подтверждал. Быть может, оно и впрямь происходит из эльфийского?

Кто есть кто в орочьей армии

Будем честны: «Властелин колец» порядком запутал своих поклонников. Читали его сотни миллионов, миллионы всматривались в каждую букву — и все же среди прочитавших бытуют такие представления о средиземских реалиях, что мало не покажется.
Вот, к примеру: что такое «урук-хай»? Спросите двадцать человек (из тех, конечно, кто знает о Средиземье) — и девятнадцать, если не все двадцать, ответят: «Орки Сарумана». И будут, как говорится, в корне неправы.
Дело в том, что орки делятся на два больших типа (это не столько биологический вид, сколько социальный статус): уруки и снаги. Прошу простить за мордорское наречие, но что прикажете делать, если ни на один приличный язык это не переводится?
Урук — это боевой орк. Он заметно крупнее снаги, сильней физически и занят исключительно войной. Гришнах, Горбаг, Шаграт — все эти персонажи «Властелина», безусловно, уруки.
Снага же в переводе с мордорского — «раб». Это орки, которые не доросли до заслуженного места в орочьих армиях, и если сопровождают войска — то во «вспомогательном» качестве: как проводники, ищейки-нюхачи, фуражиры, повара и так далее. Снага перед уруком — пыль, хотя бывают редкие исключения. Воевать снаги, в принципе, могут, но делают это редко и вооружены обычно легко.
Урук-хай — это собирательное множественное число от слова «урук», а вовсе не какой-то особый вид. В русском языке нет собирательного числа; оно неплохо передается, например, суффиксом «ств» (крестьянин — крестьянство, человек — человечество). Урук-хай, соответственно — совокупность уруков. В языке эльфов, кстати, та же грамматическая форма образуется при помощи суффикса «-рим» («рохиррим», «харадрим»). Не стоит ставить эти слова во множественное число («харадримы»), получится нелепость. Лучше пишите просто «харадцы».
Называя себя и своих бойцов «урук-хай», Углюк претендует на принадлежность к урукам; на тот момент оспаривать это некому, хотя, по мнению Древоборода, Арагорна и других специалистов, он и подобные ему — вообще не орки, хотя безусловно принадлежат к гоблинскому племени.

Враги рода человеческого

Многие орки служат темному властелину Саурону (а до того — Морготу) непосредственно; другие же живут разбоем или подчиняются более мелким злодеям, но фактически все равно льют воду на мельницу Саурона.
В Средиземье бытует твердое убеждение, что договариваться с орками, заключать мир и так далее бессмысленно; и это подтверждают факты. Некоторые, впрочем, пытаются это сделать, но не из гуманистических соображений: это работает примерно как сделка с чертом в христианской традиции.
У орка — во всяком случае, взрослого — нет никакого морального выбора. Он уже сделан — раз и навсегда. И ошибкой будет приравнять их к свободным народам: у них, как и у всевозможных демонов, все главные решения уже позади. Они душой и телом принадлежат Саурону либо Морготу, и «одуматься» способны не более, чем, скажем, упырь или другие виды классической нежити.
Своим властителям орки по-своему преданы, но это вовсе не мешает устроить среди своих кровавую склоку — например, при дележе трофеев или за право доложить об успехе «наверх».
Воюют орки неплохо, но отчасти «по-варварски»: люди, гномы и особенно эльфы при мало-мальски равных силах обычно берут верх. Орков с большим трудом удается научить дисциплине; храбростью они тоже не слишком отличаются (пытаются восполнить ее нехватку свирепостью, но стоит делам пойти плохо, и орочьему вождю очень трудно удержать войска от бегства).
Снаряжение у них вполне приличное (и зачастую вдвойне опасное из-за яда), но ничего сверхзамечательного, вроде эльфийских мечей или гномьих кольчуг, в их оружейнях не производится.
Что же касается фехтовальных навыков, то с героем эльфов или людей они не сравнятся, но простому ополченцу лучше не сталкиваться с орком один на один. Стреляют так себе — меткость посредственная.
Короче говоря, чаще всего орки берут числом.



Как позеленела кожа


Всякий, кто играл в компьютерные игры, знает: и орки, и гоблины — зеленого цвета. Редкие исключения только подтверждают правило.
Как же это получилось? Ведь у Толкина они какие угодно, но точно не зеленые. Что подвергло орочье племя этой причудливой мутации?

D&D и все-все-все

Новых авторов фэнтези, а также ролевых игр, образ орков очень радовал. Всем, кроме одного: желтоватая кожа в сочетании с раскосыми глазами заставляла задуматься о расизме.
Толкин, безусловно, расистом не был; вопрос о том, «что подумают», его просто не волновал (и правильно: почти никто не подумал ничего дурного). Но для авторов меньшего таланта, а также для разработчиков ролевых игр вести себя так же было бы опрометчивым шагом.
Альтернативу подсказал сам Толкин — и орки в D&D, а затем и в десятках книг сделались буровато-серыми. Раскосые глаза тоже исчезли, а идея сгорбленной походки и длинных рук получила дальнейшее развитие: орки стали сильно смахивать на питекантропов, какими их обычно представляют. Скошенный обезьяний лоб, маленькие глазки... Плоский нос и избыток шерсти уже были у Толкина; в общем, доработать оставалось совсем чуть-чуть.
Логично было сделать и следующий шаг: орков лишили всякого приличного снаряжения, всей легендарной изобретательности, окончательно превратив их в свирепых варваров. Злобность «новым оркам» по-прежнему свойственна, но в ней не осталось ничего инфернального: просто дикари, что с них возьмешь?
В обилии расплодились полуорки — они унаследовали грубость своей родни, но не чужды свободы выбора и порой бывают настроены доброжелательно.
(Вообще, в D&D и порожденных ею книгах «полукровок» просто неприличное количество. С давних пор игрок может по желанию создавать персонажей-полуэльфов, с третьей редакции легализовали и полуорков. В итоге «гибридов» развелась уйма.)
А что же гоблины? А их — именно в этот момент — с мясом оторвали от орков, сделав совсем другим народом. Мельче, бестолковей (хотя куда уж еще?), трусливей и даже не очень близко сродни оркам.
Если орки порой способны создать героям настоящую проблему, то гоблины, как правило, просто мелкая неприятность, наподобие шакалов. Испугаться гоблина герою в принципе «не дано», разве что их привалила пара сотен. Полное отсутствие дисциплины довершает картину: чтобы брать числом, нужно хоть подобие организации.
Почему гоблины не вымерли — при том, что злобными их считают абсолютно везде, а противопоставить людям, эльфам или гномам они ничегошеньки не могут? Загадка природы.
Орк из Dungeons & Dragons.


Дети Горка и Морка

В самом начале 1980-х годов первые орки и гоблины позеленели. Заслуга в этом, по-видимому, игрового мира Warhammer.
Там и орки, и гоблины собирательно называются Greenskins — зеленокожие. Гоблины — это те же орки, только помельче; по некоторым данным, гоблин, который проживет достаточно долго, дорастает до орка: зеленокожие растут всю жизнь,
пока ее не оборвет чья-нибудь стрела или меч.
Самые крупные и живучие могут стать черными орками — они уже почти не зеленые, а также обладают большим количеством мозгов, чем обычно отведено представителям этого племени. Есть и еще более низкое звено цепочки, чем гоблины, — снотлинги; они ростом с кошку (гоблин человеку примерно по пояс, орк же и выше, и крепче человека).
Орки и гоблины Warhammer окончательно отказались от роли «вселенского зла». На это есть Хаос, на вспомогательных должностях — крысюки и нежить. Орки и иже с ними — лихие ребята, которым в драке нравится сам процесс. Причин для драки не требуется. Если не под душе рожа соседа — надо подправить ей челюсть (и что с того, что вы с соседом маршируете в одном строю по полю боя?). А война, по мнению орков и гоблинов, доставляет столько радости всем заинтересованным сторонам, что только полный кретин откажется от этого замечательного развлечения. Кроме того, после войны обычно бывают потери, а это значит, что выжившим достанется больше жратвы!
Зеленокожее племя одержимо идеей, именуемой «Waaagh!» (ни на один язык непереводимо в принципе). Смысл его можно очень приблизительно передать пушкинской строкой: «Ура, мы ломим!» Воодушевление, которое охватывает орков и гоблинов в драке, имеет религиозный и магический смысл: так, например, из него берут свои силы шаманы зеленого народа.
От махания мечами и кулаками орки пьянеют, и это (обычно) не дикая ярость берсерка, а хмель и кураж. В стрельбе радости куда меньше: ведь ты не чувствуешь, как она втыкается! А потому стрелки из зеленого народа получаются препохабные, и те, кому досталась эта работенка, считают себя неудачниками. В самом деле, участвовать в сражении и не сломать ни одной челюсти — это просто издевательство! Как говорил один орочий вождь: «Если бы Морк хотел, чтобы орки стреляли, он прежде научил бы нас есть мясо, лежащее за сто шагов!»
Горк и Морк — боги орков, они же воплощенный Waagh. Какой народ, такие и боги. Поклоняются им, как уже говорилось, шаманы, которые несут волю Горка и Морка в массы; воля эта обычно сводится к чему-то вроде: «Время бить морды, парни!»
Особая роль на поле боя отведена черным оркам: они — единственные, кому смутно знаком смысл слова «дисциплина», и не подвержены склокам в собственных рядах. Более того, зеленые собратья боятся их настолько, что порой распри останавливаются просто благодаря своевременной демонстрации желтых клыков на черной роже.
Языка своего у орков нет; вместо этого используется ломаный всеобщий. Переводить их названия — мука мученическая: рода войск называются в духе «Arrer Boyz», «Big'Uns» и так далее. (Причем жестоко ошибаются те переводчики,
которые пытаются решить проблему с помощью современного интернет-сленга — получается совсем не тот эффект, что в английском.)
У Толкина, как мы помним, орки ездили исключительно на волках (и позор тем игровым дизайнерам, что в Средиземье посадили их на пауков и прочую пакость). Здесь волки достались гоблинам: тяжелую тушу орка бедная псина не снесет. Для орка предназначен боевой хряк: клыкастая вонючая тварь, у которой, как ни странно, мозгов еще меньше, чем у ее хозяина.
Гоблины, помимо волков, освоили загадочную пещерную нечисть — сквигов (что-то вроде прыгающих головастиков). Северные гоблины — гноблары — служат ограм и получили от них в качестве средства передвижения шерстистого носорога, которого запрягают в большую колесницу-катапульту.
В бою орки полагаются на «рубила» (тяжелые и грубо откованные тесаки), а гоблины — на копья или стрелы; кроме того, среди гоблинов есть нажравшиеся ядовитых грибов фанатики, которые носятся по полю битвы с гигантским цепом в лапах. Вообще, многие особые виды войск зеленокожих — фанатики, сквиги, дружественные великаны — действуют по принципу «на кого Горк и Морк пошлют». Бывает, что и на своих: Горк и Морк довольно близоруки.
Интересна эта вселенная еще и тем, что от нее отпочковался Warhammer 40000: в далеком будущем орки тоже чувствуют себя прекрасно. Гоблинов, правда, переименовали в гретчинов, но им, бедолагам, не привыкать.
Ученые объясняют Waagh и прочие особенности орочьей психики тем, что в них квартирует симбионт — гриб или водоросль; он же и окрашивает в зеленый цвет их шкуры.

С тех пор зеленую кожу взяли на вооружение все. А вот Waagh и общее сумасшествие орков, кажется, остается только в Warhammer.
Настольный Warhammer: орочья «свинница».


Пришельцы из Драэнора

Одна из самых проработанных игровых вселенных — Азерот, мир серии Warcraft. Там орки и гоблины — совершенно разные расы, хотя те и другие зеленокожи и, возможно, отчасти сродни друг другу.
Соотношение размеров у них примерно такое же, как в Warhammer, но гоблины вовсе не играют роль «подай-принеси» при орках. Это — раса безумных механиков, сильно напоминающая карликов Кринна, обитателей горы Небеспокойсь. Они изобрели дирижабли и разные хитрые устройства, а управляют ими не короли и не военные вожди, а... торговые компании (самые известные — Steamwheedle Cartel и Venture Trading Company).
Орки же — пришельцы из мира Драэнор; когда-то заядлые пацифисты, они были совращены демонами. Однако не окончательно. Впрочем, эту историю подробно излагает в своем эпохальном труде Тимур Хорев.
Главное, что орки, хоть и побывали пособниками демонов, изрядно повоевали с людьми и гномами, убили Ценария, бога ночных эльфов, и вообще порядком накуролесили, не могут не только считаться злом в чистом виде, но даже не относятся ко злу в том смысле, в каком к нему можно причислить полоумных орков из Warhammer. Они вовсе не чужды благородства, и борьба Орды (в которой они играют центральную роль) с Альянсом, если смотреть на нее с позиций Орды, — это не битва зла с добром, а противостояние отважных индейцев бледнолицым захватчикам. Разве что кожа не красная, а зеленая, но велика ли разница?
Орки в давней дружбе с троллями Темного Копья, а с некоторых пор — еще и с тауренами-минотаврами (и это именно дружба, а не просто военный союз), и ко всяческой гнуси — демонам, нежити Бича и так далее — относятся не лучше, чем люди. Правда, есть еще орки Черной Скалы... но в Азероте вообще мало что оказывается слишком простым.

***


Орки начинали, как мы видим, с демонических существ, а поднялись до вполне положительных личностей (разве что немного чересчур склонных разрешать вражду силой). Орки Азерота — последнее на сегодняшний день звено в эволюции вида. Что будет дальше? Поглядим.
Настало, похоже, время меняться и для гоблинов. Они побывали домовыми и чудищами, мелкими злобными тварями из подземелий и сумасшедшими учеными; госпожа Роулинг не так давно сделала из них банкиров и букмекеров волшебного мира. Во всяком случае, унизительную роль «тренировочных кукол для меча героя» они явно переросли.



Родня


Гоблины и орки не одиноки во Вселенной. У них есть множество родичей, подобий и так далее. Генеалогию таких племен мало кто всерьез изучает, но сами народы описаны довольно неплохо.

Хобгоблины

Говорят, когда-то хобгоблины были самыми миролюбивыми из гоблинского племени: они довольствовались жизнью типичных домовых или не слишком агрессивных леших. Есть сведения, что упомянутый уже Пак — тоже по сути своей хобгоблин.
Сегодня это — типичные гоблины D&D-типа (серокожие, донельзя трусливые), однако покрупнее, посильнее, малость поумнее и чуть-чуть храбрее остальных. Неизвестно в точности, другой ли это биологический вид или просто гоблинская элита — как уруки в Мордоре или черные орки в Warhammer.
Иногда хобгоблины живут обособленно, иногда возглавляют гоблинские кланы; но на войну они чаще всего идут в союзе с гоблинами. Это вполне понятно: ведь на войне убивают, и лучше потратить запас стрел врага на бестолковую мелюзгу. Хобгоблины вступят в дело, когда настанет решительный момент. И только при условии, что будут приличные шансы на победу.
Если кто-то думает, что гоблины при этом проявляют себя более храбрыми, чем хобгоблины, то напрасно: просто они боятся своих сородичей больше, чем врага. И правильно: люди их только убьют, а на что способен хобгоблин — этого вам лучше не знать.
По части вооружения хобгоблины очень любят булавы и моргенштерны, иногда соглашаясь на традиционные кривые мечи. Причины пристрастия к ударному оружию ксенопсихологи пока не выяснили.

Буки

Буки, они же багберы (bugbears), или бугабу, ведут свое родословие от тех неопределенных тварей, которыми пугают детей по ночам. У-у-у, сейчас придет страшный бука!
Но если бука и впрямь придет, то ребенка ожидает примерно следующее зрелище: гигантский, два метра с лишком, гоблин с черно-серой (грифельного оттенка) кожей, волосатый (часто шерстью порастает почти все лицо), чуть сгорбленный, но богатырского сложения. В руке его, как правило, булава или топор, реже меч.
Бука намного сильнее гоблина (хотя до огра не дотягивает), но никоим образом не умнее. Большинство их либо буйные дикари-берсерки, либо хитрые хищники, специалисты по засадам и ударам в спину. Исключительная глупость этих созданий приводит к тому, что более хилые хобгоблины, а равно и орки нередко используют их как пушечное мясо.
Описаны эксперименты по применению на войне бук для переноски тарана. Успехом опыты не увенчались: не удалось объяснить букам, что тараном надо бить ворота, а не защитников крепости.

Ороги

Орог — это помесь орка с огром. Ростом под два метра, могучего сложения, относительно разумные и крайне дисциплинированные ороги служат элитой орочьей армии, а также наводят порядок среди своих сородичей. В общем, играют примерно ту же роль, что черные орки Warhammer.
Ороги в бою берут не столько грубой силой (хотя и ее в достатке), сколько боевой выучкой и знанием тактики разных рас. Интересен способ, которым ороги обучаются этому знанию. Молодые ороги в своем племени пребывают в крайне низком социальном положении; чтобы улучшить его, они собираются в наемные отряды и продают свои мечи любому, кто предложит приличную цену. Возвращаться в племя можно после того, как орог заработает себе на тяжелые латы, качественное оружие и так далее; удачливый наемник, вернувшийся домой, занимает уже совсем другое место в обществе — выше стоит только вождь да еще шаман.


Одонты

В свое время в D&D-мирах появилось множество рас, отличающихся от более известных мировоззрением. К гномам и эльфам, в целом дружелюбным, добавились коварные дуэргары (серые гномы) и драу (темные эльфы). Ну а оркам оставалось только обзавестись добродушными сородичами!
Такие сородичи известны в Забытых Королевствах под именем «одонты». Они серокожи, как и орки, но убирают лишнюю шерсть с лица и ходят распрямившись (из-за чего кажутся крупнее обычных орков). Живут в основном земледелием.
Известно о них не очень много: дело в том, что им не посчастливилось с местом обитания — поблизости земли Жентаримов. Эта злокозненная страна частично извела, частично поработила одонтов. Так что если вы повстречаете хоть одного, считайте, что вам повезло.



Великолепная пятерка


Среди писателей многие сумели искренне и нежно полюбить орков, гоблинов и их родню. Плодами этой любви стали поистине яркие личности, описанные в их мирах. Вашему вниманию предлагается «Великолепная пятерка» самых замечательных персонажей орко-гоблинского племени, которых я сумел припомнить...


Тоэд
Авторы: Маргарет Уэйс, Трейси Хикмен
Произведение: «Драконы осенних сумерек»

Маленький мохноногий пони шел, опустив голову, ни дать ни взять стыдясь седока. У того была грязно-серая пятнистая кожа, висевшая по сторонам лица противными складками. Из-под боевого шлема смотрели поросячьи красные глазки. Рыхлое, жирное тело так и выпирало между пластинами начищенных лат, свидетельствовавших о немалых претензиях владельца.
Хобгоблин Тоэд не может похвастаться красотой, доблестью или даже уважением подчиненных (на самом деле его именуют Fewmaster Toede; перевод «младший командир» не совсем правильно передает издевательский характер титула. А имя произносится примерно так же, как английское слово «жаба», и это вовсе не случайность).
Однако среди нечеловечески преданных своим хозяевам драконидов и прочих деятелей Зла с большой буквы Тоэд, один из немногих, выглядит живым и понятным существом. Да, он просто делает карьеру, честно бережет свое пузо от опасностей и гордится тем, чего ему удалось достичь. Не то чтобы хотелось иметь такого друга, но все-таки Тоэд куда симпатичнее окружающих его инфернальных существ.
— Стража! Хобгоблины! Ко мне! — вопил Тоэд, вскачь удаляясь в тыл. — Эльфы! Их сотни! Мы окружены!.. Пробивайтесь на север! Я доложу Повелителю Верминаарду... — Заметив старшину драконидов, Тоэд придержал пони: — Вы, дракониды, присмотрите за рабами!.. — И вновь пришпорил лошадку, продолжая что-то кричать. Сотня хобгоблинов помчалась за своим неустрашимым вождем, доблестно унося ноги. Вскоре они скрылись из виду.
Есть в нем что-то от Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке», право слово!
Простой гоблинский подход к вопросам карьеры оказался неожиданно успешным: когда Танис, Рейстлин и прочие устранили драконьего повелителя Верминаарда, Тоэд ухитрился вскочить на освободившееся место. В основном потому, что лучшего не нашлось... но что с того?


Джиг
Автор: Роберт Хайнс
Произведение: «Приключения гоблина»

Дрянь-наряды Джиг ненавидел. То есть против самой работы он не возражал. Ему нравился металлический запах отстойника, где на поддонах в соке поганок квасилась недельная кровь. Джиг никогда не жаловался на необходимость драить гигантские котлы, а затем смешивать в них образовавшийся отстой с кипящим жиром, паутиной и темно-зеленым варевом, благоухающим гнилыми растениями. Ему нравилось наблюдать, как эта масса, по мере неустанного перемешивания, неторопливо превращается из комковатого супа в гладкое слизистое желе.
Многих авторов — в том числе и игроделов, вроде Питера Мулине, — интересовал вопрос: что чувствуют обитатели подземелий, когда к ним вламываются искатели приключений? Но Мулине рассмотрел эту тему с точки зрения хозяина подземелья, а Роберт Хайнс предлагает нам взглянуть на это дело с позиций простого гоблина. Который даже еще не поднялся от «дрянь-нарядов» до воинской работы.
Джига, как и Тоэда, отличает развитый инстинкт самосохранения. А еще он может похвастаться своеобразным (неведомым для «приключенцев») здравым смыслом и искренним, глубоким уважением к Той, Которой Поклоняются Все Гоблины. То есть кухарке: она, во-первых, готовит еду, а во-вторых, может огреть половником.
Джиг очень хочет выжить (хотя в его жизни радости немного) и совершенно не верит в то, что ему это удастся. В конце концов, гоблинов бьют все — и люди, и твари Подземья, и другие гоблины, посильнее.
Может, попробовать их перехитрить? Он потер пальцем кончик клыка, обдумывая эту идею. Если удастся заманить приключенцев в логово, не сообщая им, куда они идут, их сила и могущество окажутся бессмысленными. Гоблины сомнут их абсолютным численным перевесом. Конечно, многие погибнут. Гоблины всегда погибают. Это такая особенность гоблинского племени.
Стоп! А зачем вообще рисковать своими? Отвести непрошеных гостей на запад. К хобгоблинам. Хобгоблины крупнее, сильнее и дерутся лучше. В суматохе можно слинять и удрать домой.


Углюк
Автор: Дж. Р. Р. Толкин
Произведение: «Властелин колец»
— Мы — сражающийся Урук-Хай! Это мы убили великого воина. И мы захватили пленных. Мы служим Саруману Мудрому, Белой Руке: руке, которая кормит нас человечинкой. Мы привели тебя из Изенгарда сюда, а теперь отведем обратно, причем той дорогой, которую сами выберем. Я — Углюк. Я все сказал.
Полуорк Углюк отличается от своих собратьев в первую очередь тем, что ему — быть может, от людской крови? — ведомо понятие своеобразной чести и долга. Он остается орком — злобным до мозга костей, любителем кровопролитий, — но при этом верен своему хозяину не только из страха и храбр не только из свирепости.
Он, как и большинство боевых уруков, невысоко ставит тех, кто слабей его; но и тут он не совсем обычен. Он понимает, что ему как сильнейшему и подобает делать то, что трудней.
Во «Властелине колец» Углюк — единственный из орко-гоблинского племени, кто может похвастаться подобными своеобразными чертами характера. И потому нетрудно догадаться, что именно он стал «прототипом» орков Азерота и других благородных бойцов, вышедших из орочьего народа.
— Сегодня изенгардский Урук-хай, как обычно, выполнит грязную работу. Ну, хватит трепаться! Собирай свой сброд! Другие свиньи уже удирают к лесу. Почему бы тебе не последовать за ними? Если хотите вернуться живыми к Великой Реке, бегите! Ну же! Я пойду за вами.
Кстати, Углюк живо опровергает идею о том, что будто бы орки (несмотря на постоянные сражения) воюют намного хуже людей. Далеко не последний воин среди человеческого рода, Третий Маршал Рохана Эомер, с трудом справился с Углюком в честном поединке.


О'Тул
Автор: Клиффорд Саймак
Произведение: «Заповедник гоблинов»

Шум у подножия холма тем временем стих, и вскоре, пыхтя и отдуваясь, на тропу вышел мистер О'Тул и начал взбираться по склону. Скалку он нес на плече. Лицо у него все еще отливало синевой, но уже не от бешенства, а от усталости. Он свернул с тропы к пастбищу, и Максвелл поспешил ему навстречу.
— Приношу глубочайшие извинения, — произнес мистер О'Тул настолько величественно, насколько позволяла одышка. — Я заметил вас и обрадован вашим присутствием, но меня отвлекло весьма важное и весьма настоятельное дело. Вы, я подозреваю, присутствовали при этой гнуснейшей подлости.
Максвелл кивнул.
— Они забрали мой сажальный камень, — гневно объявил мистер О'Тул, — со злобным и коварным намерением обречь меня на пешее хождение.
— Пешее? — переспросил Максвелл.
— Вы, как я вижу, лишь слабо постигаете смысл случившегося. Мой сажальный камень, на который я должен взобраться, чтобы сесть на спину Доббина. Без сажального камня верховой езде приходит конец, и я обречен ходить пешком с большими страданиями и одышкой.
Если бы не Клиффорд Саймак, мы бы никогда не узнали, что когда-то нашу Землю колонизировали выходцы с другой планеты — гоблины, тролли, феи. Инженерами при этой операции были баньши; ну а драконы служили домашними зверюшками тех, кто прислал колонистов.
О'Тул — предводитель гоблинов, доживших до момента открытия их людьми. Теперь они (и прочие потомки колонистов) живут в комфортном заповеднике, а люди иногда их изучают.
Гоблины сохранили крайне вспыльчивый (но добродушный) нрав и по-прежнему славятся изготовлением сладкого октябрьского эля. Увы, мало с кем они делятся этим замечательным напитком. К тому же не всегда эль получается как надо — ведь так трудно не нарушить тонкую технологию!
— Из-за вас нас всех мучит жажда, — вопил О'Тул. — Неизмеримый тяжкий труд мы тратим, чтобы сварить его столько, сколько нужно нам! И времени, и размышлений, и усилий!
— Если вопрос только в производительности, — вмешался Шарп, — то ведь мы могли бы вам помочь.
Мистер О'Тул в бешенстве запрыгал на месте.
— А жучки?! — неистовствовал он. — А что будет с жучками? Вы не допустите их в эль, я знаю, пока он будет бродить. Уж эти мне гнусные правила санитарии и гигиены! А чтобы октябрьский эль удался на славу, в него должны падать жучки и всякая другая пакость, не то душистости в нем той не будет!
— Мы набросаем в него жучков, — пообещал Оп. — Наберем целое ведро и высыплем в чан.
О'Тул захлебывался от ярости. Его лицо побагровело.
— Невежество! — визжал он. — Жуков ведрами в него не сыплют. Жуки сами падают в него с дивной избирательностью и...


Пак
Авторы: Уильям Шекспир и Редьярд Киплинг
Произведения: «Сон в летнюю ночь» и «Пак с Волшебных холмов»

Дети никак не могли оторвать от него глаз, разглядывая с головы до ног — от темно-синей шапочки, похожей на большой цветок, до голых, покрытых шерстью ног. Наконец он рассмеялся.
— Пожалуйста, не смотрите на меня так. Вы же сами меня вызвали. Кого же еще вы ожидали?
— Мы никого не ожидали. Эта земля наша.
— Ваша? — переспросил пришелец, опускаясь на траву. — Тогда зачем же вы играли «Сон в летнюю ночь» три раза подряд, именно в Иванов день, именно в центре Кольца и рядом, совсем рядом с одним из принадлежащих мне холмов в Старой Англии? Вот холмы Пука — они же и есть холмы Пака, мои холмы. Это же ясно как дважды два! Смотрите!
Пак — из тех, старых гоблинов, духов места. Он провел в Старой Англии немало лет — повидал и дикарей, только-только познакомившихся с железом, и римских легионеров, и языческих богов, и епископов-крестителей, норманнских завоевателей, астрологов, моряков Дрейка, евреев... Со всеми ними он на короткой ноге и даже готов познакомить лично. При условии, что вы никому не расскажете — кроме разве что мистера Киплинга. Ему — можно.
В большинстве историй Пак — не участник, но наблюдатель. Он на дружеской ноге со всеми теми, кого приводит познакомить, — от нахального контрабандиста наполеоновских времен до королевы Елизаветы. Но порой и он оказывается в гуще происходящего и демонстрирует, что он всегда и всюду сам по себе. Как и положено гоблину.
Ну а шекспировский Пак — честный шут короля Оберона. Киплинговского Пака на более серьезный лад настроило не иначе одиночество; а пока двор фей в полном здравии, о серьезных делах есть кому задуматься и без Пака.
Да, я веселый озорник ночной.
Сам Оберон смеется у меня,
Когда, дразня дородного коня,
Я вдруг кобыльим голосом заржу.
А то у бабки в кружке я сижу
Печеным яблочком; она хлебнет,
А я, скакнув, ей забиваю рот,
И пиво льется на сухую грудь;
Иль тетка, жалуясь на что-нибудь
И думая, что я — трехногий стул,
Присядет, смотришь — стул-то ускользнул;
Старуха — шлеп, вопит, кряхтит, давясь;
Кругом хохочут, за бока держась,
Чихают и божатся, что, ей-ей,
Не коротали время веселей.



Как играют в орков и гоблинов


В ранних компьютерных играх за орками и гоблинами была закреплена роль мелких монстриков — «пушечного мяса» армий зла или просто разбойников. Сложился даже стереотип, что гоблин — самый первый
Забавно, что орки поначалу специализировались на стрельбе. Вспомните хотя бы King's Bounty и Heroes of Might & Magic. Гоблины не умели ничего особенного, кроме как образовывать на пути игрока лужицы крови.
Загадка любителей системы D&D (тогдашней): чего не может сделать в бою воин 20 уровня, с мечом +5, силой 19? Ответ: ранить гоблина! Как бы он ни старался, любое попадание уложит бедолагу на месте. «Гоблины всегда погибают»...

Постепенно, однако, стало ясно, что противостоящим игроку существам сильно не хватает гибкости. Посудите сами: человек может быть и воином, и магом, и священником, и, скажем, военным инженером, шаманом или берсерком, эльф и гном немногим менее гибки — а большинство чудовищ знает всего одно амплуа. Это неудобно для игроделов (хотя, конечно, никто не запрещает делать противниками людей) и скучновато для игрока.
Орки сделались «расой на все руки», организованным злом: они все равно были обречены становиться врагами и только врагами, но от безмозглых громил добрались до статуса хитроумных и способных противников. Орк-маг? Запросто!
Вот, к примеру, «Готика»: жестоко ошибется тот, кто в первой «Готике» сочтет орков недостаточно серьезными противниками. В недавно вышедшей третьей части (где, впрочем, орки ослабели) мы можем даже полюбоваться на страну, завоеванную орками. Радости в этом мало, но хорошо видно, что орки — тоже личности, пусть порой и весьма неприятные.
А в Dawn of War и его продолжениях орки не блещут интеллектом, зато недооценивать их никому не следует. Грубая сила космических орков и их полоумная техника в ближнем бою более чем эффективны.
Следующий шаг — орки оказываются древним и мудрым, или, во всяком случае, умелым народом. В The Elder Scrolls оружие орочьей работы намного превосходит изделия традиционных «чемпионов» в этом деле — гномов и эльфов.

В Lineage орки — тоже древняя раса, потомки бога огня; и пусть к магии они почти неспособны, зато руки их сильнее, чем у кого бы то ни было. Но они не колдуют не потому, что слишком тупы для этого, — тут причины скорей идеологические, как было в большинстве игр у расы гномов.
А вот гоблины за долгие годы игрового развития усвоили новый трюк: они оказались несравненными «монстроводами». Вспомним хотя бы Battle for Middle-Earth 2 или, еще характернее, «Лигу Хаоса». Сам по себе гоблин — та еще «боевая единица», но с ним тролль! Или даже балрог!
В «Лиге Хаоса», кстати, гоблины показаны коварным и хитрым народцем. Их специальность — пинать лежачих! Судья, заметив непорядок, нипочем не заподозрит в нарушении гоблина: он же такой маленький, хиленький и так невинно улыбается!
Несмотря на все эти благотворные изменения, по-настоящему интересные персонажи среди орков и гоблинов в играх — огромная редкость. По большому счету, вспомнить хочется только Тралла и Грома из Warcraft III: Первый показал всему свету, что орк в состоянии усвоить и честь, и здравый смысл (оставаясь при этом орком) и что его простодушное повиновение пророку сослужило его народу лучшую службу, чем попытки людей любой ценой идти своим путем.
Гром же поддался традиционному для своего народа искусу битвой и яростью, но и для него, как оказалось, не все потеряно — благодаря помощи Тралла. И пусть ему удалось достичь в итоге всего лишь гибели, но куда более славной, чем могло бы быть...


Создан 09 апр 2009



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником